В Конституционном суде Болгарии о референдуме по евро

0
141
Конституционный суд в Болгарии
Конституционный суд в Болгарии

Вчера, в Конституционном суде Болгарии прокомментировали свое решение о невозможности проведения референдума по евро.

Как сообщает bourgas.ru, вчера, в Конституционном суде Болгарии (КС) прокомментировали свое решение о невозможности проведения референдума по евро.

Заметим, что все судьи КС, за исключением Янаки Стоилова, признали, что такой опрос населения проводить невозможно.

Конституционный суд вчера отклонил ходатайство «Възраждане» и ИТН «отменить» решение Национального собрания, отказавшегося провести референдум об отсрочке введения евро до 2043 года. Однако до сегодняшнего дня причины для этого были не известно, почти все конституционные судьи, за исключением Янаки Стоилова, признали, что такой опрос населения проводить невозможно.

Спустя почти 24 часа после заседания — решение Конституционного суда было опубликовано.

Вот основные доводы конституционных судей по делу:

1. Одним из главных аргументов в пользу проведения референдума по евро было то, что за него было собрано более 400 000 подписей. Закон о прямом участии граждан в государственной власти и местном самоуправлении предусматривает: «Национальное собрание принимает решение о проведении всенародного референдума по требованию инициативного комитета с подписью, содержащей подписи не менее 400 000 болгар. граждан, обладающих избирательными правами и не противоречит ограничениям, предусмотренным ст. 9, абз. 2, 3 и 4 дюйма.

«Възраждане» утверждали, что Национальное собрание не может отказаться принять решение о проведении всенародного референдума, если на него ссылаются подписи более 400 000 граждан, обладающих избирательными правами.

«…такое заявление несовместимо с логикой, духом и разумом принципов народного суверенитета, верховенства закона и разделения властей, которые являются фундаментальными для современной представительной демократии», — заявляет Верховный суд.

В решении поясняется, что даже когда воля активных граждан объективируется посредством подписей более 400 000 граждан, обладающих избирательными правами, это не обязывает парламент принимать решение исключительно о проведении общенационального референдума. «Национальное собрание, как представительство всей нации, обязано при осуществлении возложенных на него полномочий уважать конституционные ценности и принципы, в том числе при принятии решения, предусмотренного ст. 84, ст. 5 Конституции», — заявляют конституционные судьи.

2. Еще одним аргументом в запросе «Възраждане» и ИТН было то, что при голосовании в Национальном собрании на референдуме была подменена воля депутатов. В общих чертах они отметили, что депутаты, проголосовав 68 «за», 98 «против» и 46 «воздержавшихся», отклонили предложение юридической комиссии не проводить референдум, а не сам референдум.

Однако ЦК подробно изучил стенограмму заседания и в ней записано, как председатель сказал: «Разъясню для всех — мы голосуем по предложению «Възраждане», организаторов референдума, которое не поддержано Комиссия, то есть тот, кто проголосует «за», будет голосовать за проведение референдума, кто проголосует «против», тот будет против проведения референдума». И после голосования объявляет «Предложение не принято». А в «Госведомах» резолютивная часть решения Национального собрания идентична — оно не принимает предложение о проведении всенародного референдума.

«Хотя заявление, использованное председателем пленарного заседания, не является точным для обозначения волеизъявления народных представителей, эта неточность не носит характера достаточного и самостоятельного основания неконституционности оспариваемого решения. Суд еще раз подчеркивает, что для действительности выраженного волеизъявления народных представителей важна ясность вопроса — предмет голосования, свобода формирования и выражения воли народных представителей и однозначный конечный результат голосование, в данном случае подтвержденное и при повторном голосовании», — утверждает КС.

3. Главный вопрос в деле, конечно, можно ли с помощью референдума отложить введение евро на 20 лет. «Възраждане» утверждают, что вопросом «Согласны ли вы с тем, что болгарский лев должен быть единственной официальной валютой Болгарии до 2043 года?» они хотят не изменить международное соглашение, а лишь уточнить его содержание. А также то, что в ст. 140 Договора о функционировании ЕС не содержит конкретной даты, когда государство-член с отступлением, такое как Болгария, должно перейти на евро.

В своем решении ВС подробно рассматривает различные учредительные договоры союза, а также то, что на самом деле представляет собой рассматриваемое отступление, а именно, что Болгария перейдет на евро, когда она выполнит критерии для этого. И он подчеркивает, что в процессе вступления Болгария согласилась участвовать в валютном союзе, включая принятие евро, и это соглашение является «предварительным и обязательным условием для членства страны в Евросоюзе».

«Благодаря Договору о присоединении, должным образом ратифицированному Национальным собранием, Болгария взяла на себя действующее обязательство участвовать в валютном союзе. Создание валютного союза в рамках Европейского Союза подчинено не определению конкретных дат для государств-членов с отступлениями, а выполнению ими критериев, установленных в основном законе Союза, который государства-члены, посредством договоров, которые они подписали, добровольно согласились выполнять свои обязательства. Решение о том, когда государство-член с отступлением присоединяется к Механизму валютного курса II (ERM II), остается за государством-членом, но ожидается, что оно присоединится к этому механизму. Оценка момента, когда государство-член с отступлением готово перейти на евро, т.е. соответствует сходящимся критериям, установленным в статье 140, § 1 ДФЕС, осуществляется не в одностороннем порядке национальным парламентом государства-члена, а Советом Европейского Союза по предложению Комиссии после консультации с Европейским парламентом. , после обсуждения в Европейском Совете и после рекомендации квалифицированного большинства членов Совета, представляющих государства-члены, валютой которых является евро. Это означает, что болгарский парламент после добровольного включения Болгарии в Механизм валютного курса II (ERM II) своим односторонним действием не может определить конкретную дату, до которой он не будет принимать евро, поскольку это было бы переписыванием валютного курса. положениями статьи 140 ДФЕС, условиями и порядком введения евро, что противоречит законодательству Евросоюза и является конституционно недопустимым», — пояснили конституционные судьи.

И заявляют, что предложение о проведении референдума с вопросом об определении конкретного срока, до которого евро не будет принят в качестве национальной валюты, не является «уточнением содержания элемента международного договора» в форме прямого осуществления государственная власть, как утверждало «Возрождение», «по существу является переписыванием условий, противоречащих соглашению, установленному ратифицированным Национальным собранием».

В заключение суд особо напоминает, что уже в своем решении от 2016 года он подчеркивал, что «…всенародный референдум по своему характеру и действию является мощным инструментом прямого осуществления гражданами государственной власти», и для этого необходимо Национальное Ассамблее осуществлять свои полномочия, чтобы «не допускать введения людей в заблуждение, заставляя их участвовать в голосовании, для которого изначально ясно, что результат национального референдума не приведет к предполагаемым правовым последствиям», как это было бы в случае настоящий случай, когда Национальное Собрание принимает решение о вынесении на референдум предложения инициативного комитета, внесенного в Национальное Собрание 7 апреля 2023 года.