Болгария исчезает с карты Мира

0
731
Население Варны

Сегодня Болгария исчезает с карты Мира, сегодня ее может спасти только одно — иммиграция.

Как сообщает bourgas.ru, сегодня Болгария исчезает с карты Мира, сегодня ее может спасти только одно — иммиграция.

В Болгарии результаты переписи традиционно вызывают всенародный резонанс — сегодня страна исчезает быстрее, чем ожидалось. Проблема, конечно, очень серьезная, потому что снижение рождаемости с 1970-х годов ведет к старению населения и, следовательно, к еще более низкой рождаемости. Между тем мощное поколение бэби-бумеров сильно давило на пенсионную систему. Если 20 лет назад 100 человек, уходящих с рынка труда, заменяли 124 новых работника, то сегодня их половина — 61. И этот процесс лавинообразный, потому, что чем меньше людей, тем меньше инвесторов остановится в Болгарии. И из-за этого упадут доходы и людей еще больше уменьшится.

Демографический ужас наиболее силен среди крайне правых, которые видят нацию как биологический феномен, подвергающийся интенсивным процедурам. А популист Орбан взялся за демографическую задачу: к 2030 году нация должна достичь 2,1 ребенка на венгерскую женщину. Тратя от 5 до 7 миллиардов евро в год на поддержку родителей, Орбан в прошлом году увеличил цифру с 1,23 до 1,55 ребенка на одну женщину, сравнявшись с Болгарией, но все еще безнадежно не дотягивая до священных 2,1, необходимых для стабилизации населения.

Забота о семьях — прекрасное дело, но они не могут решить демографическую проблему современного мира. Люди меньше рожают, потому что дети уже не ресурс для работы в поле, а обуза, если не сказать роскошь. Единственный способ справиться с неизбежным сокращением нашего собственного населения — это иммиграция. США принимают 250 000 иммигрантов в год. Это делают и другие страны — например, Великобритания, Франция, Германия. Но это именно то, что отказываются принять популисты вроде Орбана, настраивающие свое население против захватчиков. А поскольку пришельцы явно находятся в невыгодном положении, подвергаются эксплуатации и дискриминации, в игру вступает расистский тезис о культурном вторжении, которое якобы рискует расплавить местные традиции. Французский писатель Раймон Камю создал для этой цели конспирологическую теорию «великой замены», согласно которой глобальные элиты заменяют христианское население мигрантским, чтобы легче им управлять. Страху, что мы уменьшаемся, противостоит зеркальный страх, что другие умножаются.

В наших дебатах даже профессиональные демографы не осмеливаются поднимать тему иммиграции. Мы иногда слышим это со стороны бизнеса, но здесь левые злятся, что новички заберут их рабочие места. Парадокс в том, что никто не хочет нас «заменять» — мигранты стараются бежать как можно быстрее через территорию в более дружественные места. Десять лет назад ксенофобию подпитывали истории о приходе молодых черных страшных мужчин. Мы прославились благодаря охотнику за беженцами Динко и его свиным ушам. Теперь новая угроза: белые украинки, православные, с детьми. Говорят, что около 50 000 человек остались в Болгарии, небольшом городке, который каждый год исчезает с нашей карты. Но что мы делаем, чтобы включить их? Мы ненавидим их. Ходили слухи, что они хищники, заберут наших мужиков, напились, у половины СПИД. А в больницах не хватает медсестер.

Болгарии нужны люди и рабочие руки. Что если они приедут из других мест, то это только обогатит нашу культуру, а не «заменит» ее. Если мы не хотим допустить, чтобы Болгария полностью опустела, мы должны не просто впускать беженцев, а активно искать переселенцев — обеспечивать их какими-то условиями, жильем, землей, стипендиями, понимаете. Обычно здесь возникает компромиссный вариант этнических болгар из-за рубежа, выбравших прародину. Ну да, но они ее не выбирают, потому что места, откуда они родом, в нашем распоряжении. К тому же я не знаю, насколько мы им помогаем — когда в стране развивается эта провинциальная ксенофобия, она не останавливается на этническом родстве: иностранец есть иностранец. Главное, что в качестве оправдания используются этнические болгары: мы бы приняли мигрантов, но только если они свои. А так как они не приходят, мы никого не пустим.

Сегодня Болгария переживает историческое изменение: впервые за столетия темпы прироста населения мира снижаются — с 5 детей на одну женщину в 1960-х годах до 2,5 сегодня. И этот процесс ускоряется во всем мире так же, как это происходит в Болгарии. За исключением десятка стран Африки, рождаемость падает везде — якобы густонаселенные Индия и Иран имеют по 2,1 ребенка на одну женщину, Китай — 1,7, Япония — 1,4, Южная Корея — 1,1.

К 2050 году население достигнет девяти миллиардов, а затем начнет медленно сокращаться. Что произойдет с ростом, который навязчиво сопровождает современную эпоху? Вполне вероятно, что люди станут ценным ресурсом, как это было после бубонной чумы в XIV веке. Промышленно развитые страны будут конкурировать за привлечение не только специалистов, но и всего населения. Цены на жилье начнут падать, как это происходит в наших обезлюдевших городах, где некому покупать. Но это будет потом…